Студенческий спортивный клуб «Кронверкские барсы»

20 Июля 2016

Откровения выпускницы

"Люди на веревках буквально летали под потолком, это произвело на меня сильнейшее впечатление, потом всю ночь я не могла заснуть…" - делитcя своими первыми впечатлениями о секции туризма Алина Сергеева.

В секцию туризма ИТМО я пришла ещё до поступления, это было в 10-м классе. Моя старшая сестра училась в ИТМО и однажды после соревнований по спортивному ориентированию пригласила меня посмотреть на соревнования по спортивному туризму в зале. Пошла я неохотно, но, когда увидела это своими глазами, во мне что-то загорелось. Люди на веревках буквально летали под потолком, это произвело на меня сильнейшее впечатление, потом всю ночь я не могла заснуть… Через неделю пришла на первую тренировку, там мне показали основные технические приемы. И понеслось… Помню первый месяц занятий: я понимала, что мне нужно делать, но как в целом работает эта система огромного количества железа, верёвок и смекалки, я не понимала, но тем больше хотелось во всем побыстрее разобраться. Сейчас, смотря на новичков секции, я понимаю, что для понимания основной техники необходимо от нескольких месяцев до года занятий. Потом я попала в сборную города по пешеходному туризму, занималась там, потом был 11 класс, курсы, репетиторы, олимпиады, экзамены, спорт отошёл на задний план.

Потом началась студенческая жизнь, учёба, развлечения, друзья, работа… Иногда я приходила в секцию, тренировалась к соревнованиям, выступала и снова уходила. Ноя всегда знала, что мне там рады. Потому что, если ты турист, то ты уже свой, как член семьи.

На четвёртом курсе я поняла, что мне чего-то не хватает в жизни. И я пришла в секцию, чтобы остаться. За эти два с половиной года произошло очень многое: спортивный туризм очень сильно меняет восприятие мира, ломает кучу стереотипов. На смену сознания потребовалось около полугода.

Первый совместный поход был в Северную Осетию на 11 дней, 2-ая категория сложности. Я тренировалась четыре месяца до, два очень активно, но поход дался крайне тяжело. Мы два дня подходили к первому перевалу, поднялись на высоту около двух с половиной тысяч метров, ночь перед прохождением многие не спали, сказывалась высота, а мне казалось, что ночью вокруг палатки кто-то ходит. Встали в четыре утра и пошли. Подъём на перевал был не очень трудный технически, но, когда мы поднялись на седловину и я посмотрела вниз… О ужас, это крутой обрыв, покрытый камнями вперемежку со снегом и льдом. Смотреть страшно, а нам туда идти с тяжелеными рюкзаками. Но ладно, это будет чуть позже, а сейчас перевальный шоколад, фото с флагами и попытка поместиться командой на узкой полоске камней. Только потом я узнала, что тихий ужас испытала не только я, но и более опытные туристы. Но тогда все были спокойны и старались сделать вид, что так и должно быть J Спускались с этого перевала мы несколько часов, там я стёрла в мясо ноги и весь оставшийся поход шла, стиснув от боли зубы. Самым трудным тогда оказался день в середине похода, мы встали в половину четвертого утра, чтобы проскочить перевал, пока камни не начнут «стрелять». Буквально через час после выхода услышали грохот - это камнепад, мощный, там, где мы были пять минут назад. Стало немного не по себе, нам повезло, очень повезло. На перевал мы вышли в девять часов утра, повесили верёвки и начали спуск, спуск, который длился больше десяти часов. На верёвках, «на три такта» с ледорубом, на пяточках в «кошках», по камням, по траве, по тропинке, по руслу реки, по песку, по полям, по тропинкам, через реки и ручьи… Очень долго. Помню, когда мы спускались по руслу реки, я спустила огромный камень, размером с пылесос, а подо мной шли две девочки, хорошо, что камень остановился, а девочки быстро среагировали. Мы потом долго лежали внизу и поедали запасы шоколада.

С тех пор было несколько походов, все они были разные, более технически сложные, опасные или утомительные, но тот остался в памяти навсегда. Люди, с которыми ты ходил в поход – это особая категория, они свои. И навсегда останутся такими.

За время занятий я дважды хотела бросить.

Первый раз в январе 2015 года, мы с напарником Вовой ездили в Минск на зимнюю мультигонку, которая длилась 24 часа. Вспоминать её не хочется, через 3 часа мы промокли, через 6 поднялся ветер, через 9 начался мороз, мы продрогли так, что пришлось стучаться в ближайший дом и просить еды и тепла. Думала, что я никогда не забуду мужчину, который пустил к себе в дом, обогрел и накормил нас, а сейчас даже не помню его имени… По возращении в Питер я поехала в Ягодное на зимние сборы и 3 дня лежала в домике, пытаясь морально прийти в себя. Пришла. Спасибо ребятам.

Второй раз. В марте этого года мы ходили в лыжный поход третьей категории сложности по Хибинским тундрам. Нас было шестеро – пять мужчин и я. Ходили мы без печки, то есть грели в шатре нас только горелки на бензине во время приготовления еды. А на улице температура опускалась до минус 18-ти. На третий день похода мы прошли первый перевал, он оказался сложнее из-за погодных условий: пришлось на подъёме вешать верёвку, а на спуске из-за низкой видимости идти в кошках. Через пару часов я хотела сойти, хотела, чтобы меня оставили у спасателей и продолжили сами. Я шла и рыдала, не могла остановиться. Почему? Я не знаю. Может дело в усталости, а может в том, что я не могу больше идти, я падаю на ровном месте, словно первый раз встала на лыжи, упоролась. А остальные идут впереди и не видят. Они мужчины, они сильнее. А я шла и думала только о том, что я ни на что не способна, что зря я сюда пошла, сидела бы дома, ходила на танцы, я же девочка, зачем я попёрлась сюда?! Через час я успокоилась и больше не думала о сходе. Ведь третий, психологически самый тяжелый день, прошёл.

В том походу мы испытали очень много всего: мы проходили перевалы на лыжах, в кошках, пешком, по мху и камням, по пояс в снегу, в солнечную погоду и при почти нулевой видимости.

Я бы очень хотела описать пару ситуаций, которые были в походе: как нас швыряло ураганным ветром, как мы не дыша валились вниз по лавиноопасному склону, как спускались с перевала «по приборам» с ураганным встречным ветром, как снимали лёд с лиц друг друга, как счастливы были, что выбрались, что мы живы и целы, как я падала на спусках десятки раз, как некоторые ловили галлюцинации. Но любой рассказ или описание этого будет лишь жалкой попыткой передать те ощущения. Это нельзя описать. Но ох уж эти пять мужчин, которые шли рядом! Я с ними теперь хоть на край света!

А в марте прошлого года мы ходили в лыжный поход второй категории сложности в, ставшие уже родными, Хибины. Поход был просто потрясающий! Шесть дней прекрасной погоды, солнце, идеальное количество снега, дружная компания из десяти человек. А в последний день мы ночевали в «месте силы» на Сейдозере. Есть мнение, что это место существования древней гиперборейской цивилизации. Нам осталось преодолеть один перевал, простой, некатегорированный. Казалось бы последний рывок и мы окажемся в цивилизации, всё просто, пару часов и всё. Но погода преподнесла нам сюрприз – поднялся уроганный ветер, мы даже не могли остановиться, потому что ветер сбивал с ног и подталкивал нас идти дальше, казалось, что за каждым следующим спуском будет лучше, спокойнее, тише, можно будет присесть и передохнуть. Но не вышло, мы валились вниз, не останавливаясь, часто не видя друг друга, некоторые сняли лыжи и шли пешком, мы падали от порывов ветра. Внизу нас ждал рудник, вдоль которого проложена узкоколейка. Воспоминания нескольких минут очень четко всплывают у меня в памяти: мы лезем на насыпь, я иду в середине, порыв ветра, меня швыряет, встаю, меня швырает на горизонтальную трубу, идущую вдоль рельс, буквально впечатывает животом, я пытаюсь повернуть голову, посмотреть назад, но оттуда дует такой ветер, что приходится отвернуться, так и стоим несколько минут, смотря в даль, вижу, как уносит ветром валенок с чьего-то рюкзака, а я буквально не могу пошевелиться, а идти нужно, погода портиться. Мы идём вдоль дороги, отталкиваясь палками от трубы, чтобы в эту секунду сделать шаг, потом переходим железку и идём дальше, порывы ветра, швыряет, я хочу выбросить пенку с рюкзака, она прибавляет парусности, у одной девочки пенку уже унесло, а никто даже не заметил когда. Потом мы нашли автобусную остановку у рудника, сели в автобус, местные смотрели на нас как на ненормальных: «Вы серьезно оттуда спутились? Так ведь три дня штормовое предупреждение, это опасно…».

Мне хочется сказать пару слов про отношения внутри секции. Во-первых, руководство – Анна Александровна и Маргарита, они отдают секции все силы и всю душу, переживают за нас, как за собственных детей. А когда Анна Александровна после возвращения из последнего похода сказала, что очень переживала за нас и обняла, мы безумно расчувствовались. Огромное спасибо ИТМО за то, что поддерживает спорт и туризм в частности, с появлением ССК КБ у нас появилось больше возможностей, больше людей приходят, а главное остаются в секции. Еще в моем первом походе, наша руководительница сказала: "Есть два варианта. 1. Вы хотите в поход и ищете себе компанию подходящих людей. 2. У вас есть дружная компания, вы собираетесь и такие "А поехали в поход? Я вот на Алтай хочу)" так вот ко второму варианту мы все должны стремиться". Я считаю, что наша секция – это воплощение второго варианта.

Есть у меня связка – Женя. Связка – это человек, с которым мы участвуем в парных соревнованиях по горному туризму. Мы выступаем вместе уже 4 года и ни разу не ссорились, даже не спорили ни разу, это полное, абсолютное взаимопонимание. Хожу и радуюсь, что есть у меня такой человек. Он и плечо подставит и колено, когда нужно. Если я упаду, то знаю, что он меня поймает. Как у Высоцкого поётся: «Пусть он в связке одной с тобой - там поймёшь, кто такой».

В спортивном туризме меня привлекает разнообразие. Наша секция ориентирована на горный туризм, но мы с таким же успехом ходим в водные, пешие, лыжные и велопоходы, участвуем в соревнованиях по водному и лыжному туризму. Зимой мы катаемся на лыжах, весной занимаемся скалолазанием и ориентированием, летом ходим на байдарках, осенью в основном спасработы на естественном скальном рельефе. Многие ребята параллельно на хорошем уровне занимаются лыжными гонками, спортивным ориентированием, полиатлоном, волейболом, скалолазанием.

Но есть у меня ещё одно увлечение: когда я пришла в секцию на четвертом курсе, один знакомый турист рассказал мне про мультигонку Red Fox Adventure Race – это гонка в режиме non-stop, которая длится 48 часов, то есть 48 часов ты бежишь, идёшь, едешь на велосипеде, гребешь на байдарке, лезешь на скалу, купаешься в бурной реке, в идеале без сна. Я загорелась! Начала тренироваться, бегать, купила велосипед, мы с напарником Вовой вместе пробежали марш бросок (двухсуточное ориентирование с обязательной ночёвкой), суточный велорогейн, нашли байдраку, собрали, я первый раз пробовала, было очень интересно осваивать новое. Мы прошли гонку, даже заняли высокое место, и всё, пошло-поехало: рогейны бегом, рогейны на велосипеде, рогейны на байдарке, зимняя мультигонка, снова Red Fox, Малый Кубок Экстремальных условий и так по кругу. Ни одни выходные не проходили без тренировок или соревнований по спортивному туризму или мультиспорту. Так продолжается до сих пор.

Один потрясающий дизайнер гонок сказал: "Я дал тебе возможность испытать себя, узнать кто ты есть. Мне не важно, можешь ли ты терпеть боль, холод и усталость. Тебе предоставлена возможность улыбаться когда тебя всего трясет. Я не могу знать, надежен ли твой партнер. Ты сам выбрал его и только теперь на дистанции у вас была возможность узнать друг друга по настоящему. Кто есть кто. Вот тебе карты и маршрутный лист. Вот линия старта. Вот ты и твоя команда. Вперед". Очень четко, не только на таких соревнованиях, но и в горах мы те, кто мы есть. Ничего лишнего. Там можно обрести себя.

Выпускаясь, я не ощущаю грусти, потому что самое ценное я забираю с собой, точнее я остаюсь в семье. Я знаю, что дорогие мне люди останутся рядом. Мы пробежим вместе десятки соревнований, пролезем сотни трасс и отправимся в те неведомые дали, куда зовут нас наши сердца.

Текст: Алина Сергеева, выпускница факультета инфокоммуникационных технологий.